RSS

Интересные факты

История тракторостроения, предвестники трактора


Как известно, трактор отличается от автомобиля тем, что, не развивая высокую скорость, обладает большой силой тяги. Он может тянуть за собой плуг или тяжело груженный прицеп, копать и разравни­вать землю, сгребать снег и чистить тротуар. Сегодня трактор выполняет все эти и многие другие тяжелые работы. Но путь человечества к современным мощным и функционально разнообразным машинам был непрост.

Изобрести такую машину, чтобы она двигалась самостоятельно, без лошади, быка или силы еще какого-то живого суще­ства, пытался еще Леонардо да Винчи. Трудно сказать, о чем думали крестьяне, из года в год и из века в век тащась за своим плугом и нахлестывая несчастную лошаденку. Мечтали они заменить ее (и себя) «железным конем»? Все, видимо, нет. Но были единицы, которые не только мечтали, но и кое-что сде­лали для появления такой нужной машины. Начать следует с изобретений, которые мож­но назвать предвестниками трактора.

Самокатка Кулибина

 Русский изобретатель Иван Петрович Кулибин, живший в XVIII веке, сын нижегородского купца, ставший заведующим механической мастерской при Академии наук, известен больше всего тем, что, при­думав множество полезных вещей, не только не разбогател, но и не увидел своих изобретений, воплощенных в жизнь. Имея у себя такого талантливого инженера, русские власти предпочитали хранить его чер­тежи и описания в архиве и покупать аналогичные механизмы за границей. Одним из таких изобретений, сохранившихся только на бумаге, стала так называемая трехколесная самокатка, которую Кулибин придумал в 1791 году. Она состояла из рамы с тремя колесами, переднего сиденья, рассчитанного на двух пассажиров и расположенного сзади места, где стоял человек, обеспечивавший (подобно велосипедисту) движение экипажа. Конечно эта машина предназначалась вовсе не для облегчения труда крестьян, а для транспортировки и катания «праздных людей». Но в этой коляске изобретатель применил механизмы и устройства, которые встречаются в современном тракторе: коробку передач, рулевое управление, роликовые подшипники, тормоза, маховик и др. Человек-двигатель вставлял ноги в специальные «туфли», которые при помощи цепи механизмов соединялись с колесами. Усилие от ног слуги через рычаги и тяги передавалось на храповой механизм закрепленный на вертикальной оси маховика. Маховик двигал колеса, выравнивая толчки от храпового механизма.

Хотя слуга нажимал на педали довольно равномерно, переднее ведущее колесо могло вращаться с различной скоростью. Ее изменение обеспечивал барабан с тремя венцами: большим, средним и малым. Движение на барабан передавалось через зубчатую передачу, в которой шестерня могла цепляться за какой-либо из венцов. По сути это прототип коробки передач. Во всех трущихся частях использовались подшипники скольжения. Такой экипаж, с двумя пассажирами и слугой, развивал скорость 10–15 км/ч. Для того времени совсем не маленькую! Если дорога шла под yклон слуга мог отдохнуть и даже притормаживал ход. Разогнавшись, самокатка тоже какое-то время двигалась по инерции. Благодаря применению маховика она и в гору поднималась за счет усилий одного человека. Рулевое управление представляло собой два рычага, тяги и поворотный круг, крепившийся к переднему колесу. Усовершенствовать свое изобретение, заме­нив слугу двигателем, Кулибин уже не успел. Построенная им самокатка пропала, но вос­становленная по его чертежам действующая модель хранится в Политехническом музее.

Гусеница Загряжского

Если прообразом колесного трактора можно считать самокатку Кулибина, то появление гусеничного трактора в России связывают изобретением штабс-капитана русской армии Дмитрия Андреевича Загряжского, 12 марта 1837 он обратился в Министерство финансов с ходатайством о выдаче ему патента на экипаж с плоскозвенчатой металлической гусеницей. При всех несовершенствах, которые сегодня находят в этом механизме специалисты, фактически это был первый в России гусеничный движитель. Заплатив положенную пошлину, Загряжский получил патент. О том, почему он не стал разрабатывать проект дальше, существуют разные мнения. Одни считают, что ему просто не хватило средств, другие - что изобретатель не смог преодолеть противоречия самой конструкции. Так или иначе, «экипаж с подвижными колеями» остался в проекте. Через два года Василий Тертер, другой изобретатель, запатентовал «переносную и подвижную железную дорогу с грузовым снарядом, катящимся по настилающейся всюду подвижной дороге».

В протоколе комиссии, которая рассматривала предложение русского изобретателя гусе­ничного хода, говорится: «Из представленных Загряжским описания и чертежей сего изобретения видно, что около каждого обыкновенного колеса, на которых катится экипаж, обводится железная цепь, натягиваемая шестиугольными колесами, находящимися впереди обыкновенного. Бока шестиугольных колес равняются звеньям цепи; цепи сии заменяют до некоторой степени железную дорогу, представляя колесу всегда гладкую и твердую поверх­ность. Каждая цепь получает свое движение от обыкновенного колеса, которое, вертясь на своей оси, передает вперед освобождающиеся из-под него звенья, и, таким образом цепь, переходя через шестиугольное колесо, ложится опять под обыкновенное колесо экипажа. Шестиугольные колеса в случае ослабления цепей натягиваются особыми винтами».

Параллельные изобретения

Подобные изобретения возникали параллельно и в других странах. Над машиной гусеничным ходом думали инженеры Англии и Франции. Англичанин Джон Гиткот в 1832 году получил патент на машину «для сушки и разработки болотистых земель, слишком вязких для возделывания при помощи лошадей и рогатого скота». Это был гусеничный движитель, внутри которого располагалась паровая машина. Впереди и позади паровой машины были установ­лены два больших колеса, которые перематывали гусеницу из деревянных рам, обтя­нутых полотном. Этот паровой трактор даже нашел практическое применение: он два года работал на осушении Красного болота у города Болтон в графстве Ланкашир. Французского изобретателя Доминика Кабарюса больше волновала проблема переме­щения грузов по слабым грунтам и пересе­ченной местности. В 1836 году он специально выбрал чрезвычайно песчаную территорию близ Бордо и проводил там опыты с двух­колесной тачкой, оборудованной дере­вянными «подвижными рельсами». Ему удалось просто вручную, даже без лошади, перевезти груз массой 300 кг. Кабарюс был уверен, что если заменить деревянные гусе­ницы металлическими, грузоподъемность и проходимость тачки станут значительно выше. Он надеялся, что «экипаж, несущий на самом себе рельсовый путь и движимый силой пара», пригодится для передвиже­ния по пескам и снегу, а значит, исследова­ния пустынь и Севера. Как видим, сельское хозяйство не входило в сферу его интересов.